Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книжная полка (список заголовков)
14:55 

1) Чтобы голова перестала болеть, можно перестать читать с экрана мобильного простыни текстов мелким шрифтом и вязать в любой подходящий и неподходящий момент, а можно просто наглотаться Цитрамона П.
2) Пятая глава "Бегущей с волками" - это лучшее, что я читала об отношениях между мужчиной и женщиной. Если коротко "любить - значит оставаться с человеком".
3) В науке "сотвори за 15 минут ощущение суточной генеральной уборки" я близка к 80 lvl. (Да, это связано с бесконечным чтением и прочими хобби). А если мне дать еще минут сорок, то я могу ужин из трех блюд приготовить. Впрочем, так, наверное, каждая женщина умеет.
4) Я связала половину шарфа. От ощущения гладкости крючка, движения нити по пальцам и мягкой тяжести клубка на коленях кинестетик во мне взрывается миллионом фейерверков. Ну, и сама по себе текстура пряжи дурманит разум. Лучше смолчать, чем пытаться объяснить ощущения. Вообще, в который раз убеждаюсь, что всему свое время. Я столько лет (с детского сада) пыталась начать вязать, а тут это просто пришло само собой: крючок буквально прыгнул мне в ладони и скомандовал "вперед".
5) Перешла на режим "жаворонка": отбой в 23.00, подъем в 6.00. Как и в бдении до двух часов ночи, есть свои плюсы и минусы. Основной минус: после шести вечера тело отказывается функционировать. Основной плюс: возможность спокойно проснуться и прийти в себя перед началом очередного мамского дня.

@темы: по горячим камням, книжная полка: цитаты, книжная полка

19:01 

Про отцов в целом.

"Верес с блеском выполнил поставленную перед ним задачу, подойдя к делу творчески.
Посреди комнаты была начерчена и утыкана горящими свечами пентаграмма, в центре которой восседало
на горшке наше ненаглядное дитятко, мусоля какой-то амулет. В доме, несмотря на открытые повсюду окна,
воняло горелой кашей. Сам колдун сидел за столом, обложившись вытряхнутыми из сумки книгами, и упоенно
что-то строчил в свитке, еле успевая обмакивать перо в чернильницу.

При виде меня оба встрепенулись и заулыбались. Я выразительно потянула носом, и Верес, смутившись,
начал оправдываться, что-де «экспериментальный образец» он сам съел, а второй вышел удачнее –
по крайней мере, с виду.
– А это что такое?! – Я подошла к ребенку, но не успела нагнуться, как меня
жахнуло по груди невидимой подушкой, отшвырнув назад.

Ройм заливисто захохотал и запрыгал на горшке, бренча им по полу.
– Ах да… – Верес наклонился и, послюнив палец, затушил ближайшую свечу. Остальные в тот же миг
погасли сами, а линии, на первый взгляд начерченные мелом, начали медленно таять.

Ошалело помотав головой, я зарычала, недвусмысленно намекая колдуну, что подобное объяснение меня не устраивает.
– Это всего лишь защитный контур от нежити, – поспешил оправдаться Верес. – Ты же сама просила приглядеть,
чтобы он никуда не лез!
– Приглядеть, а не читать над сыном заклинания!
– А какая разница? – искренне удивился Верес. Мужская логика была проста и безупречна: порученный ему ребенок,
одна штука, возвращен матери живым – чего еще хочет от него эта странная женщина?
Уничижительно фыркнув, я встала и наконец подхватила сына на руки. Освобожденный пленник благодарно
треснул меня амулетом по лбу, а на попытку отобрать эту пакость разразился оглушительным ревом".

Ольга Громыко "Капкан для некроманта"

@темы: книжная полка, книжная полка: цитаты

18:48 

О необходимости родительской цензуры.

В этом месяце я прочитала две книги, которые заставили меня серьезно задуматься о необходимости родительской цензуры в области подросткового чтения. Или хотя бы о необходимости обсуждения той информации, что они получают из книг.


Первой прочитанной книгой была «Школа Добра и Зла» Чейнани Зоман. То, что начиналось как сказочка для девочек лет 10-12, в результате обратилось в почти философский трактат, который я бы и 16-18летним не дала... Две девочки попадают в Школу Добра и Зла, что готовит героев для будущих сказок, но вовсе не на те отделения, на которые они планировали попасть. Автор активно пропагандирует мысль о том, что не важно кто ты внутри, важно, что ты делаешь, но неподготовленный читатель может увидеть лишь то, как постепенно обеляется Зло, как оно страдает и к концу книги оказывается все в более выигрышной позиции, нежели Добро. Книга глубокая, но написанное больше похоже на черновик, нежели на законченное произведение, читатель должен сам разобраться в сложных перипетиях черного и белого. Пример: когда все девочки из Башни Добра объявляют своим самым большим желанием получить своего принца, это рассматривается как норма. Когда тоже самое делает главная героиня в Башне Зла, её желание объявляют величайшим злом...


Вторая книга - «Дама с камелиями» Дюма. Достаточно жесткое и грязное произведение, в котором у меня не получилось посочувствовать ни одному герою. Вроде как всех понимаю, но в то же время... В конце книги Дюма пишет «Я не апостол порока, но я всегда и всюду буду стараться отличать благородное страдание. История Маргариты, повторяю это, является исключением, впрочем, если бы она была общим явлением, о ней не стоило бы и говорить». Взрослый увидит это «является исключением», а подросток — пропустит. Подросткам близко страдание, они увидят совсем другое. (Забавно, кстати, что к последним урокам литературы, посвященным «Преступлению и наказанию» Достоевского, никто из учащихся уже не помнит, чем именно зарабатывала на жизнь Сонечка Мармеладова.) Это серьезная классика, но рассчитана она на взрослого человека, имеющего определенный жизненный опыт и устойчивые принципы.


В последнее время идет подмена понятий «хорошее» и «плохое». Особенно хорошо это видно на примерах мультиков для детей. Возьмем того же «Шрека». Некий огр— злой, невоспитанный и противный, уж давайте будем откровенны, выставляется как герой. И Принцесса выбирает его, выбирает болото. Или мультик «Монстры на каникулах»... Вампир — это плохой персонаж! Очень плохой! Читаем «Дракулу» Стоккера и убеждаемся в этом. А романтизация образа ничего хорошего за собой не несет. Убивать — плохо. ТОЧКА!

Ну, и немного собственного опыта. Интернет в моей жизни появился в 13 лет. И за следующие шесть лет я прочитала много такого, чего, как сейчас я очень хорошо понимаю, мне читать не следовало. То, что я читала, формировала мое отношение к миру. Чем впечатлительнее человек (а подростки — это сухие губки, требующие напитать их), тем проще он поддается убеждению. Задача литературы в подростковом возрасте — заложить критерии оценки того, что в дальнейшем будет окружать человека. Если эти критерии будут сформированы неправильно, то несложно догадаться о последствиях.

При всем желании, все, что читает ребенок, родитель проконтролировать не сможет. Но предложить вечерком за чашечкой чая обсудить последнюю прочитанную книгу — вполне.
Давайте поможем нашим детям получить правильное представление о мире в эпоху информационной лавины.

Всем хороших книг.

@темы: книжная полка

Письма из чащи

главная