жена лесника.
"Верес с блеском выполнил поставленную перед ним задачу, подойдя к делу творчески.
Посреди комнаты была начерчена и утыкана горящими свечами пентаграмма, в центре которой восседало
на горшке наше ненаглядное дитятко, мусоля какой-то амулет. В доме, несмотря на открытые повсюду окна,
воняло горелой кашей. Сам колдун сидел за столом, обложившись вытряхнутыми из сумки книгами, и упоенно
что-то строчил в свитке, еле успевая обмакивать перо в чернильницу.

При виде меня оба встрепенулись и заулыбались. Я выразительно потянула носом, и Верес, смутившись,
начал оправдываться, что-де «экспериментальный образец» он сам съел, а второй вышел удачнее –
по крайней мере, с виду.
– А это что такое?! – Я подошла к ребенку, но не успела нагнуться, как меня
жахнуло по груди невидимой подушкой, отшвырнув назад.

Ройм заливисто захохотал и запрыгал на горшке, бренча им по полу.
– Ах да… – Верес наклонился и, послюнив палец, затушил ближайшую свечу. Остальные в тот же миг
погасли сами, а линии, на первый взгляд начерченные мелом, начали медленно таять.

Ошалело помотав головой, я зарычала, недвусмысленно намекая колдуну, что подобное объяснение меня не устраивает.
– Это всего лишь защитный контур от нежити, – поспешил оправдаться Верес. – Ты же сама просила приглядеть,
чтобы он никуда не лез!
– Приглядеть, а не читать над сыном заклинания!
– А какая разница? – искренне удивился Верес. Мужская логика была проста и безупречна: порученный ему ребенок,
одна штука, возвращен матери живым – чего еще хочет от него эта странная женщина?
Уничижительно фыркнув, я встала и наконец подхватила сына на руки. Освобожденный пленник благодарно
треснул меня амулетом по лбу, а на попытку отобрать эту пакость разразился оглушительным ревом".

Ольга Громыко "Капкан для некроманта"

@темы: книжная полка, книжная полка: цитаты