жена лесника.
Пока сына изучал нутро бабушкиного серванта, я постигала дзен посредством чтения Шопенгауэра. Шопенгауэр среди прочего пишет: "Сон - это частичка смерти, которую мы занимаем заранее, сохраняя и возобнавляя ею истощившуюся за день жизнь. Сон - заем, сделанный у смерти для поддержания жизни, иначе говоря "процент со смерти", причем сама смерть - это уплата всего капитала, уплата, отсрачиваемая тем дальше, чем выше проценты и чем правильнее они вносятся". С начала августа я сильно грешу с уплатой процентов: сплошные просрочки и недоплаты. И я точно знаю, что Шопенгауэр прав.

А еще я тут у Цветаевой прочла: "В каждой молитве - любовь, и молитва - в каждой любви!" И так меня это зацепило, даже эпизод для Бестиария на тему наметился, осталось что-нибудь написать, чтобы его туда вставить. Герои по вечерам смотрят на меня укоряюще, а я прошу их набраться терпения. Я, конечно, надеялась, что к январю хотя бы сотня листов будет написана, но, наверное, этого уже не случится. Успокаиваю себя тем, что Петросян писала "Дом, в котором..." почти двадцать лет, а Джармуш почти пятнадцать лет корпел над сценарием "Любовников". Ни разу не ставлю себя рядом с ними, но хорошие вещи требуют времени, и я постараюсь словить то чувство, когда в пальцах начинает покалывать и ты знаешь, что у тебя там в венах слова вместо крови, и дописать этот текст.

@темы: по горячим камням